Как выжить виноградарям?

Не утратить бы славы цимлянской марки
К

огда появилась информация о том, что «Цимлянские вина» приступают к производству тихих вин, меня охватил тихий ужас. Видать, не от хорошей жизни заводу, построенному для производства вин игристых, приходится, хоть и частично, но менять свой профиль.

Террасный виноградник Лукьянова в Цимлянске

Террасный виноградник Лукьянова в Цимлянске

Это от того, что для игристых вин, которые являются высокомарочными, нужно высококачественное сырье по сахаристости и по проценту выхода сусла из винограда, а для тихих, то есть ординарных вин, пойдет любое сырье, лишь бы оно было из винограда.

Предприятие вкладывает большие средства в посадку новых виноградников для расширения собственной сырьевой базы, но по сортовому составу новых насаждений видно, что не на сто процентов эти площади предназначены для «Цимлянского игристого» или других игристых вин. Складывается впечатление, что руководство ОАО продолжает традиции известного периода, когда шла погоня за расширением площадей новых посадок вместо интенсификации виноградников за счет внесения перед плантажной вспашкой больших доз навоза и суперфосфата. Был у Цимлянского винзавода и еще один резерв производства за счет монопольного права переработчика — переработка винограда с частных подворий. Так, например, в 1995 году частники сдали на винзавод более 60 тонн винограда цимлянских сортов, из них более 42 тон — виноградарями «Кумшата», что в городской черте. Для справки: всего «Кумшат» поставил на Цимлянский винзавод около 350 тонн винограда, из которого завод в основном делал и «казачку»*, так как в частном винограде была большая, по сравнению с мелким винсовхозовским, экстрактивность сусла.

Тогда «казачки» выпускали 25-30 тысяч бутылок, в основном из нашего сырья, о чем скромно умалчивают представители завода.

Цимлянский винзавод

Цимлянский винзавод

Но с 1998 года виноградари «Кумшата» перестали сдавать свои плоды на местный винзавод, так как нашелся более «приветливый» потребитель — ОАО «Янтарное» из Мартыновского района. Наш цимлянский черный и плечистик являлись наполнителем их «Донской чаши» — лучшего красного сухого вина в России, в основном шедшего на экспорт в Прибалтику. Мартыновцы в деловых контактах не столь высокомерны, как руководство нашего завода. К тому же они вывозят виноград своим транспортом и берут по более высокой цене. Например, на нашем заводе давали по 15 рублей за килограмм цимлянских сортов, а мартыновцы оценивали эту же продукцию в 22 рубля за килограмм. В 2006 году — на полтора рубля больше. Мартыновцы не требовали от нас сертификата качества, так как, проверив однажды наш виноград на токсины, тяжелые металлы и убедившись, что их в четыре-пять раз меньше, чем допускается по ГОСТу, больше не стали придираться. Отношения строятся на доверительной основе. Нет также и унизительных проверок на вахте на сахаристость, как на нашем заводе.

Тут, видимо, процессом движет не забота о качестве и сырье, а нечто другое. Вот и пошел наш виноград в Мартыновку, уже общим объемом около 150 тонн, в том числе за 2005, 2006 годы — более 30 тонн, а это более, чем на 100 тысяч бутылок «казачки» (в общем разрезе) недодано. При этом в районный бюджет недополучена кругленькая сумма.

Из-за несправедливой оценки труда виноградарей многие бросают это дело. Таких в «Кумшате» более тридцати. Брошенных кустов — более трех тысяч. Ко мне обращаются некоторые необленившиеся жители района с просьбой получить брошенные виноградники, с тем чтобы работать на них. Земельный кодекс РФ дает право властям изъять брошенные более трех лет кряду земли, в том числе и по суду. Я неоднократно информировал городскую администрацию о необходимости употребить власть к таким, с позволения сказать, виноградарям, но она проигнорировала это. Я пожаловался в суд на ее бездействие, но суд поддержал чиновников, а не радеющего за землю, за донскую славу. И после этого мы хотим, чтобы у нас были перемены к лучшему?!

Николай Лукьянов, организатор первого виноградарского кооператива «Кумшат» (1982 год)

Поделиться этой записью