Невинно убиенное

Виноделие Кавминвод в истории и современности

 Слободка, которая за крепостью, населилась; в ресторации, построенной на холме, в нескольких шагах от моей квартиры, начинают мелькать вечером огни сквозь двойной ряд тополей; шум и звон стаканов раздается до поздней ночи. Нигде так много не пьют кахетинского вина и минеральной воды, как здесь. М.Ю. Лермонтов

М.Ю. Лермонтов "Вид Бештау около Железноводска"

М.Ю. Лермонтов «Вид Бештау около Железноводска»

Новая федеральная трасса несет вас в сторону Пятигорска: впереди Машук, справа громада Бештау. Перед ней разросшийся поселок Иноземцево. Старожилы помнят, как места, где проходит трасса М29, были покрыты садами и виноградниками винсовхоза «Машук». Теперь здесь бурьян, одичавшие яблони и кое-где виднеются остатки бывших виноградников. Мы на Кавказских Минеральных Водах, в утерянном винодельческом регионе, единственном в России, что так и не оправился от нанесенного в 1985 году удара.

Хочется когда-нибудь написать большой позитивный текст о возрождении виноделия КМВ. Пока писать не о чем: в регионе существуют только заводы, работающие на привозном сырье, вроде «Кавигрис», филиала Московского Комбината Шампанских Вин в Иноземцево. Приезжающие на курорты в количестве не менее миллиона человек туристы ищут местные вина и находят, в лучшем случае, произведенную в Болгарии «Прасковею». Местные производители уверяют: виноградарство нерентабельно, проще закупать виноматериалы или вовсе выводить свой бизнес за рубеж.

Приятно бы в этом тексте порассуждать о нюансах рислинга из Константиновки и Темпельгофа. О микроклиматах Кумской долины и склонов Бештау. Но это уже невозможно. Последнее местное вино, вермут «Машук», мы допивали студентами лет 12 назад.

А еще 20 лет назад ситуация была иной. Что и говорить о начале XXвека: колонии немцев и итальянцев, винодельческие имения петербургской аристократии и членов царской семьи: сравнить можно было разве что с Крымом.

Фото Павла Богданова pavelbogdanov.ru

Фото Павла Богданова pavelbogdanov.ru

Для начала — терруар

По почвенно-климатическим данным регион для России редкий. Он образован тысячелетиями вулканической деятельности в результате которой здесь, в кавказских предгорьях возникли горы-лакколиты («неудавшиеся вулканы») и даже вулканы настоящие, например, Бештау. В мире таких сосредоточений лакколитов мало: на память приходят только Блэк-Хиллз в американском штате Вайоминг. Кавминводская или Пятигорская виноградарская зоны знамениты, кроме известняков и осадочных пород, вулканическими почвами. Некоторые породы названы по местности и впервые описаны здесь (бештаунит), некоторые мало где найдешь в России: например, травертин, пористый известковый туф, который на КМВ зовут «машукский камень». Травертин встречается только там, где есть массовые выходы минеральных вод, соли которых и образуют с годами камень. А где минеральные почвы, там и минеральные воды, и минеральные вина.

Климат предгорий с перепадами температур между днем и ночью (даже самым жарким летом он составит 15-20°), разница высот и осадков сделали регион местом производства одних из лучших в России белых вин. Кажется, первыми поняли это немецкие колонисты, попавшие сюда в начале XIXв вслед за русскими войсками.

Это любопытно, но история виноделия КМВ — это во многом история немецкого виноделия. Вернее, виноделия этнических немцев, осваивавших этот край 100 лет наравне с русскими и казаками, принося свои любимые сорта и винодельческие практики. Существовавший здесь немецкий (а потом и итальянский) анклав — нередкое явление для Южной России царских лет. Земли заселялись разными народами: тут вам и новороссийские чехи-виноделы, и эстонцы Красной Поляны.

Взглянем на винодельческую карту центра КМВ образца 1905 года.
Вокруг горы Бештау, прозванной «кавказским Везувием» поместились сразу 8 винодельческих очагов. Это колония итальянцев (Калаборка), четыре немецкие колонии Орбельяновка, Каррас, Константиновская, Николаевская, наконец, имения графа Евдокимова (сегодня пос. Железноводский), графа Мусина-Пушкина (сегодня Винсады) и «Темпельгоф», в начале принадлежавшее князю Орбелиани, а потом великому князю Николаю Николаевичу, дяде последнего царя.
KMV map

Все эти хозяйства имели собственные магазины и дегустационные залы — «винные погребки» в Пятигорске, Железноводске и Ессентуках. По практике тех лет, в бутылки разливались лишь самые ценные и качественные вина. Но бутилирование местным виноделам было мало нужно: большинство продукции выпивали на месте. Хотя определенным счастливцам везло: их вина высокопоставленные отдыхающие требовали в Петербурге и Москве, так что поставки в столицы налаживались. Тем, кому не хватало местного немецкого и итальянского, в обилии могли предложить свои вина армяне, грузины и, разумеется, казаки из терских станиц. Чихирь был одним из самых дешевых и ходовых вин империи.

Несколько зарисовок из жизни немецких и итальянских колонистов тех лет помогут понять, как существовала эта выстраивавшаяся целый век, но оказавшаяся хрупкой под ударами нашего времени, система.

Началось все с шотландцев. Стремясь проповедовать христианство в любых формах среди народов Кавказа, правительство в 1802 году разместило здесь группу протестантских пасторов, основавших на землях абазинов и ногайцев колонию Каррас у подножия Бештау. Великобритания всячески потворствовала тогда расселению непокорных шотландцев как можно дальше от своих берегов, и соглашение было быстро достигнуто. Под руководством Генри Брунтона сюда прибыли несколько шотландских семей: Петерсоны, Митчелы, Диксоны, Макалпины. Уже через несколько лет шотландцы поняли, что не справляются, и позвали на помощь немцев из Саратовской губернии. Именно они привезли сюда культуру табака и винограда. Немцев становилось все больше, запросы курортников на их продукцию все выше. Сорта они привезли свои: рислинг, сильванер, мускат. Считается, что немцы десятилетиями искали идеальные сорта для климата предгорий. Остановились на немецких белых.

Немецкая кирха в Иноземцево превращена в ДК

Немецкая кирха в Иноземцево превращена в ДК

Постепенно колония стала немецкой, хотя по инерции ее долго называли Шотландкой. Рядом с Каррасом-Шотландкой возникла еще одна колония немцев, Николаевская (именно последняя больше славилась виноделием, в советские годы здесь был винсовхоз «Машук»). Сегодня они слились в один поселок Иноземцево.

Второй важный пункт немецкого виноделия — Орбельяновка и Темпельгоф (Прикумское) в Кумской долине, в самой северной зоне КМВ. Владевший имением князь Орбелиани в 1867 уступил землю в аренду братьям Ланге, а те пригласили немецких виноградарей из Бессарабии, Северной Таврии, Германии. Так образовалась колония «Темпельгоф» — «Храмовый двор». Сегодня Темпельгоф переименован в Прикумское, зато сохранила свое название Орбельяновка, расположившаяся на другом берегу Кумы.

Часть немцев покинули эти места, когда в 1896 году истек срок аренды и земли были куплены (а по одной из версий, выиграны в карты) великим князем Николаем Николаевичем. А многие остались работать на царского дядю, строя новые винные подвалы: самый величественный был сооружен в 1898 году.

Проходит время, и в 1909 году «Темпельгоф» продан Удельному ведомству, т.е. становится владением всей царской семьи, как «Массандра» , «Цинандали» или «Абрау-Дюрсо». Здесь производились уже не только вина, как при немцах, но и бренди.

Еще интереснее история итальянцев, поселившихся по соседству от орбельяновских немцев, по ту сторону двуглавой горы Верблюд, возвышающейся над Кумской долиной. Первым виноградарем здесь был калабриец Анджело Чивелли, назвавший эти мета в память о родной Калабрии. Калабрийцы появились на землях великого князя не случайно. Они или их родственники строили для Романовых дворцы в Крыму, и, не желая возвращаться в родную область, до сих пор одну из самых бедных в Италии, запросили, кроме платы, землю в России. Впрочем, здесь были не только калабрийцы, но и ломбардийцы: на 1900 год около 100 человек, свидетельствуют А.В. и Л.А. Скрипник со слов Анджелы Луиджевны Смородовой (Назутто), последней чистокровной итальянки из поселения, умершей в 2005 году. Она осталась здесь, выйдя в свое время замуж за русского.

Одно из редких фото итальянцев у горы Верблюд

Одно из редких фото итальянцев у горы Верблюд

Винодельческие опыты с итальянскими сортами, устроенные «агритурисмо» имели большой успех. Здесь бывали Шаляпин, Горький, Лев Толстой. Одна из самых успешных виноделен принадлежала семейству Раджи. Он не только успешно продавал свои вина наливом курортникам (например, в тех подвалах, где сегодня расположен подземный этаж пятигорского Нижнего рынка), но и бутилировал их, распространяя по всей России. Свой бизнес Раджи свернули в 1915 году.

Со всеми этими колониями время распорядилось жестоко. Революция поставила с ног на голову быт итальянцев и немцев. В их села начали массово вселять украинцев и русских. Колонисты с трудом вживались в колхозную систему: у итальянцев это получалось хуже всего, они неоднократно жаловались Муссолини на новые условия жизни и, наконец, получили возможность репатриироваться в Италию в 1938 году. Разумный шаг: ведь немцев, успешно построивших колхозы и превративших в клубы свои кирхи, в 1941 году депортировали уже в Сибирь… Туда же ранее отправлялись и многие казаки окрестных станиц.  Это был первый удар по виноделию КМВ. Память о дореволюционных виноделах вымарывалась особенно тщательно.

efA8S9CvTu4

Началось другое время, поток переселенцев с Украины и из центра России наполнил бывшие немецкие колонии. Однако виноградники остались, причем советское правительство максимально заботилась об их сохранности. Начался новый, сорокалетний период винной истории Кавминвод. Так, в «Темпельгофе» возник совхоз «Суворовский», потом «Бештау». Гигант, выращивавший виноград на тысячах гектаров: отсюда по стране расходились бутылки  «Рислинга Бештау» , «Сильванера Бештау», всевозможные мускаты. В винсовхозе «Машук» производились вермуты. Сорта почитались те же, немецкие. Как и в бывшей колонии Константиновке, ставшей после 1942 года станицей.

 Вторым ударом был 1985 год. 

На родине автора «горбачевской» антиалкогольной компании чиновники усердствовали, по понятным причинам, больше всех. Виноградники вырубались, цепочка поставок по СССР была навсегда уничтожена. Оставался локальный внутренний рынок. Его доконали «лихие 90-е».

Ставропольский край превратился в дотационный регион, фактически отказавшийся от поддержки виноделия. В конце 2000-х большинство предприятий не прошли перелицензирования, оказавшись вынужденными продавать свои виноматериалы за бесценок другим регионам России. Своего вина на Кавминводах, да и практически на всем Ставрополье больше нет.  Это был третий решительный удар по терруарам КМВ,  после которого они пока не оправились.

Вспомнив величественное прошлое Кавминвод, как-то не хочется останавливаться на самых грустных выводах. Например, о том, что все закончилось с депортацией немцев и итальянцев. Ведь сегодня их Калаборка представляет самое жалкое зрелище одичавшего хутора с заросшими домиками, красующимися пока каменными фасадами. Или о том, что кавминводская земля стала окончательно уделом спекулянтов, превращающих регион в гигантский торговый центр и вытесняющих отсюда курорты. Не хочется верить, что здесь больше нет людей дорожащих своей землей.

Ведь вот делает вино, пусть и не имея права его продать, винодел  Виталий Батрак   в том самом легендарном Темпельгофе, да еще и с существенными успехами на всероссийских дегустациях. Да и еще фермеры подтянутся, да и былые винодельни, пока еще не поздно, можно возродить.

KMV5

По сути дела, для этого осталось какая-то пара-тройка лет. Если ничего не произойдет, этот текст можно будет точно считать эпитафией.

Поделиться этой записью


Оставить новый комментарий