Пора вернуть эту землю себе

Винодельческая ось Крымск-Волгоград и другие открытия сезона

В Анапской долине уже пару месяцев рассказывают о грядущих съемках первого игрового фильма, даже сериала о российском виноделии. Вроде как за отечественную адаптацию голливудской мелодрамы «Хороший год» берется серьезная московская кинокомпания. Вместо героя, сыгранного Расселом Кроу, будет героиня — точно так же, как и в оригинальной картине, она получает в наследство виноградники и в итоге перебирается из Москвы на Кубань, пересмотрев взгляды на жизнь.

Виноградник Зимовца на Ахтубе

Виноградник Зимовца на Ахтубе

Разумеется, такой фильм, если уж он действительно выйдет в прайм-тайм на федеральном канале, увеличит аудиторию любителей российских вин в разы. Тем более, если мелодрама будет сдобрена неожиданной любовью и обретением героиней счастья в семейных кубанских корнях. Не так много в России теплого южного побережья, не так много и темпераментных южан, чтобы подобная винная любовная история прошла незамеченной.

"Хороший год"

«Хороший год»

Но не в фильме и даже не в высочайшем внимании к нашим винам дело — претендуют ли реально российские терруары на подобные истории? Вот из серии: все бросил, вспомнил дедушку и поехал делать вино на Кубань (Крым, Дон, Волгу, Ставрополье)?

Да оказывается, на таких историях наше виноделие и держится. Проехав за последние месяцы десятки хозяйств от Севастополя до Волгограда, я в этом в очередной раз убедился.

Разве иначе, как винными энтузиастами (или «винными романтиками» ) назовешь Павла Швеца, Эдуарда Александрова, Геннадия Опарина, Андрея Куличкова, променявших московские кабинеты на кабины тракторов? А как назвать десятки других «гаражистов», микро- и даже макровиноделов, которые закладывают виноградники и даже роют погреба в одной только надежде на принятие в нынешнем году винного законодательства, которое уже почти потонуло в борьбе профильных ведомств?

Вот несколько самых характерных примеров, открытых в минувшем августе.

С начала 2000-х считалось, что наша земля обетованная – это только полоса от Анапы до Архипо-Осиповки, ну, разве что добавляли Крымский район, благодаря трудам Николая Пинчука, основателя «Шато Ле Гран Восток» и «Лефкадии». В 2014 обсуждают перспективы Крыма, которые, безусловно, очень и очень серьезны.

Из мест, от черноморского побережья отдаленных, вспомнят в первую очередь труды Дмитрия Гусева на берегах Волги. А между тем, проложите дорогу в тысячу верст от Крымска до гусевской Дубовки: оказывается, на ней зреет немало винных открытий.

Прежде всего, на подъезде к Ростову, еще на левом донском побережье, на границе Краснодарского края, развивается обещающее хозяйство «Эльбузд», которое заявляет о сотрудничестве с самим Мишелем Ролланом. Качественный виноградник в 70 га с европейскими сортами уже приносит плоды, и ими пользуются ростовские гаражисты. В числе последних известный Алексей Носырев, посадивший неподалеку виноградники «Усадьбы Тихий Стан». А сам «Эльбузд» — это долгоиграющий проект с одноименной роскошной гостиницей и рестораном в Ростове, организацией винных туров из донской столице. И, кстати, в ростовском «Эльбузде» уже делали выставку донских вин.

Вина Арпачина

Вина Арпачина

Двинемся дальше по левому берегу Дона. Неподалеку от станицы Манычской в хуторе Арпачин появились «Вина Арпачина» Юрия Малика с революционной, в полном смысле этого слова, этикеткой «Красные и белые», изображающей битву Красной и Донской армий на этих берегах. Здесь трудятся заслуженные Людмила Анатольевна Лычева и Николай Молчанов, главные на сегодня специалисты по виноделию на Левом берегу Дона. Вина из местных сортов выглядят обещающими, особенно купаж цимлянского черного с красностопом. Это цимлянское во всей красе: приятное, степное, ягодное. Темпы развития винодельни впечатляют: есть уже полностью оборудованный цех, а неподалеку строится огромное капитальное здание с погребом, рассчитанное и на прием туристов…

Отсюда еще пара сотен километров (минуя на противоположном берегу знаменитый Ведерников, ставший уже классикой) – и мы в Цимлянской зоне виноделия, по сути, единственном месте на карте материковой России, которое полноправно может претендовать на звание аппелласьона. Как бы не было обидно другим славным терруарам, здесь для этого есть все: единообразность почв, климата, столетние традиции и ясный набор сортов. Вряд ли кому-то в Цимлянске придет в голову высаживать сира или барберу: здесь есть цимлянский черный, плечистик, красностоп, пухляковский, кумшацкий и еще с десяток «донцов», которые выйдут в свет в свое время. Типы вин тоже понятны: от сухого до десертного из подвяленного винограда и классического игристого. «Вилла Звезда», «Вина Бани» Юрия Химичева – признанные лидеры дегустаций последних месяцев, а на пятки им наступает еще целый кластер виноделов. Практически все они – донские казаки, коренные жители этих мест, кровно связанные с культурой вина, восходящей к временам Хазарии.

Террасы Николая Лукьянова

Террасы Николая Лукьянова

Главный авторитет и главный энтузиаст этого края – Николай Петрович Лукьянов, блиставший на дегустации донских вин в Этнографическом музее Петербурга. Рассуждения о донском вине без личного общения с Николаем Петровичем теряют всякий смысл. Кооператив «Кумшак», с начала 80-х занимающийся возрождением террасного виноградарства в Долине Дона, который создал Лукьянов, с прошлого года прирос новыми виноделами. Это уже знакомый нам по Левобережью Николай Молчанов, это атаман из Зимовников Павел Сериков, которые обзавелись участками на террасах. Виноградарство здесь практиковалось со времен хазарского Саркела, достаточно раз взглянуть на эти места, чтобы понять абсурдность советских виноградников Цимлы, выведенных с берегов на сухую равнину. Террасы не надо орошать, они подпитываются подземными родниковыми водами, идущими по плащу зеленых и голубых водоупорных глин. В сухой донской август виноград здесь полон жизненных сил, урожай всегда на порядок лучше в качестве иного донского: вот если раздавать кому звание «гран крю», то именно этим «донским бургундцам», которые, даже не задумываясь о том, берегут национальное достояние нашей страны.

Рассказ о виноделии здесь обязательно начнут с воспоминаний о бабушке, дедушке, водивших внучат в 1960-х по гибнущим террасам донских склонов. Все возрождается, хотя и не так быстро, как хотелось бы. Ну и как не вспомнить Сергея Клейменова, основавшего виноградники у родной станицы Мариинской. С последнего сезона Сергей Николаевич увлекся не только сухими, но и крепленными винами, вермутом, бальзамом: кстати, весьма небезуспешно, особенно удивляет его ликер «Кумшак» на винном дистилляте с орехами, сухими травами и массой других ингредиентов.

И дело в том, что на Цимлянске путь на восток еще не закончен! Впереди Нижняя Волга, край, который в ближайшие годы выстрелит несколькими перспективными хозяйствами. Безусловный центр притяжения и винодельческих усилий здесь Дмитрий Гусев, зажигающий своим энтузиазмом соседей. Открытие этого года – виноградники Владимира Григорьевича Зимовца на Ахтубе, возле города Волжского. Зимовец – основатель нескольких стратегических трубных заводов, главный из которых? Волжский трубный обеспечивает до сих пор основные нефтепроводы страны. К винодельческому увлечению он подошел тоже основательно: террасные виноградники, собственный пруд и конюшня, первоклассный дегустационный зал, наконец, винодельня с системой подземных погребов, каких в России без Крыма всего-то ничего. Осталось подрасти виноградникам – и через пару лет о винах Ахтубы заговорят. А еще виноградники высадили в окрестностях Самары – но это уже отдельная история…

03

Рост, который переживает малый и средний сектор российского виноделия на наших глазах, просто уникален, он сравним только со скачком отрасли при поздних Романовых: и когда-нибудь о современных героях, как о голицыных с гейдуками, будут написаны тома монографий.

Неведомая сила, которую иначе чем гумилевской пассионарностью не назовешь, толкает людей добиваться успехов в виноделии: благороднейшем, по Плинию Старшему, виде сельского хозяйства. Это в стране, которой лет 30 внушали мысль об ущербности и убогости сельского хозяйства как такового на шестой части суши.

И почему-то есть уверенность, что каждый год будет открывать новые и новые имена российских виноделов. Переход количества в качество в этом разрезе неизбежен: а главное, даже количество не дает утратить народу привязанность к родной земле, без которой любая терруарность наших вин – это соль, потерявшая силу.

Поделиться этой записью