Крымская мозаика

Какими приходят к нам вина полуострова и является ли иллюзорным их разнообразие
Март 2014

Март 2014

Д

ни до и после Крымского референдума я провел в Москве и Петербурге. Хорошо помню выделенные на полках магазинов «Массандры» и «Инкерманы» с триколорами, георгиевскими ленточками и табличками «Покупай крымское!». Дистрибьютор «Легенда Крыма» даже сделал на эту тему баннер на своем сайте. Доходило до хохмы: под подобными табличками в супемаркетах попадались сторублевые винные напитки из города Крымск, что на Кубани.

Оставим политику в стороне: в конце концов, вино «Крым — Россия» выпущенное шампанистами  «Нового Света» , тоже стоит у меня дома — для коллекции. А трудности возвращения из одной страны в другую переживали разные винные регионы: один Эльзас чего стоит. В поездках этого года по полуострову, переживающему сложности переходного периода, постепенно приходит осознание, как классифицировать крымские хозяйства и что их ждет на российском рынке.

Виноградники здесь давно стали частью ландшафта. Фото Владимира Новоселова

Виноградники здесь давно стали частью ландшафта. Фото Владимира Новоселова

Проблемам крымского виноделия посвящена недавняя статья в журнале «Эксперт». Крымские вина просят отсрочку — почти как «батальоны просят огня». Об этом говорила Янина Павленко на Саммите в Абрау-Дюрсо, это очевидно для всех виноделов полуострова. Перейти на российское законодательство даже в возможном облегченном виде с января 2015 они не успеют. Но дело вовсе не в отсрочке. Даже если затянуть ее до неопределенного времени или (что гораздо хуже) обязать дистрибьюторов и рестораторов «покупать крымское», ситуацию не спасешь.

Итак, как можно классифицировать виноградарей и виноделов Крыма?
Совхозы

Они вообще в стороне. Речь идет о постсоветских совхозах, протянувшихся по всему побережью от Феодосии до Севастополя. В последнем они носят имена советских героинь и революционерок: «Софья Перовская», «Полина Осипенко»… Подобные предприятия в России были давно приватизированы, и многие хозяйства, например, «Бюрнье» или «Гай Кодзор» в Анапской долине возникли на землях бывших совхозов.
Спасение для подобных форм государственной собственности предложил Борис Титов («Эксперт» забыл о его инициативе): создать госкорпорацию по производству виноматериалов, которые могли бы теснить импортные в материковой России. В условиях реинвестирования средств в пересадку устаревших в своей массе виноградников этот ход может спасти сектор, правда, приватизация все равно неизбежна. Рано или поздно.

Постсоветские гиганты

Это крупные производственные объединения, многие из которых остались в госсобственности. Прежде всего,  «Массандра» ,  «Новый Свет» ,  «Севастопольский завод шампанских вин» . Везде надо решать инвестиционные и управленческие проблемы, состояние дистрибуции в России тоже разное. Самое худшее — это ориентир на аудиторию из отставных офицеров и дам бальзаковского возраста. Потому что она не бесконечна. Вскормленному чилийскими совиньонами нынешнему поколению 35-летних, массандровские «Ай-Петри» и «Ай-Серезы» и через 10 лет не скажут ничего. А сухие вина «Массандра» делать пока не научилась. Исторические бренды ждут перезапуска и свежей крови.

Возрожденные великаны

Это предприятия, существовавшие еще в советские годы, но получившие внушительные инвестиции еще в украинском Крыму. Впереди по объемам, конечно же,  «Инкерман» , который активно вставал на российские полки еще 10 лет назад, получая заслуженные упреки за низкое качество, тогда бывшее на уровни практически всего, что мы видели под российскими, грузинскими или молдавскими этикетками. «Инкерман» возрождается с приходом зарубежного, прежде всего финского капитала 3 года назад. Среднее качество стремится вверх, а иностранные инвесторы покидать Крым, несмотря на санкции, не спешат. Хороший рывок совершила и  «Солнечная долина» , сумевшая представить миру нечто новое, кроме исторических крепленных из автохтонных сортов. Успех их сухого «Кокура» в Абрау-Дюрсо, а «Меганома» у нас на Народной дегустации в Краснодаре — тому подтверждение. Кстати, выиграл на той дегустации именно «Инкерман».
Сильны позиции у растущего проекта  «Легенда Крыма»  Михаила Штырлина. Наконец, имеют амбиции основательно зайти на российский рынок  Wein und Wasser  и  «Сатера» . Последнее хозяйство имеет особенно большие шансы со своими винами линейки «Эссе», сочетающими чистоту и честность вкуса с хорошим предложением цена/качество. Да и вообще именно эта группа крымских виноделен может побороться за место под солнцем с гигантами кубанского побережья.

Чтобы сделать качественное вино, Павел Швец высадил виноградники на крутых склонах. Фото INHO KO

Чтобы сделать качественное вино, Павел Швец высадил виноградники на крутых склонах. Фото INHO KO

Крым «новой волны»

Именно здесь кроется и главный секрет, и главные ожидания от вин полуострова. Эти проекты выглядят максимально востребованными, судя по давке у их винных стендов в Абрау-Дюрсо. В винных кругах России называют имена микровинодела  Олега Репина , биодинамиста  Павла Швеца , шампанистов из  Cock t’est belle . Полуприкрыты завесой тайны проекты  Chateau Cotes de Saint Daniel  Вагита Алекперова и  Alma Valley  Андрея Костина (ВТБ). Первое радует стремлением произвести качественные сухие на южнокрымском побережье, где их фактически не делали с последних Романовых, а вторые уже удивили отличным айсвайном из рислинга: в долине реки Альмы случаются настоящие морозы.

Все подобные проекты назревали годами. Создававшие их люди (россияне или нет) не рассчитывали на присоединение к Российской Федерации, когда задумывали свои неординарные винодельни, хотя, безусловно, имели в виду наш рынок.

Здесь мы подходим к ключевому моменту: а чем, собственно, может покорить наш рынок Крым, когда волна первого интереса спадет? Уверен, что шансы на успех имеют вина только из последних двух колонок. Или честные и массовые, или оригинальные и новаторские.
Правильный баланс истории и инноваций способен двинуть вина Крыма вперед

Правильный баланс истории и инноваций способен двинуть вина Крыма вперед

Почему выстраиваются в очередь за винами Павла Швеца? Потому что он сделал ставку на биодинамику, на отдельные крю, высадив виноградники не из соображений «поближе к автотрассе», а именно в той части долины реки Черной и именно на тех крутых склонах, где хорошо вызревают его рислинг и барбера.
Тщательная работа с покупным пока виноградом, приверженность терруарности уже в другой части Севастополя — на каменистом и ветреном плато Бальбек выводят вперед Олега Репина с его пино нуаром, определенно лучшим в нашей стане.
Наконец, желание сделать виноматериал именно для шампанского метода именно из шампанских сортов, именно с нужными данными кислотности и зрелости, а не потому что «не дозрело на тихие» стоит за успехом игристых Cock t’est belle. Плюс 30 месяцев на осадке: ведь делают прежде всего для себя, торопиться смысла нет.
Именно этих прорывов мы ждем от Крыма, и именно этого серьезного подхода к категории «российских гаражистов», размывающейся сегодня, теряющей единство и смысл.

Напоследок о том, сможет ли Крым найти себе место на российском рынке. Рынок этот избалован и весьма капризен. Мы не говорим всерьез о запрете на импорт вина: эта мера Крыму не поможет, наоборот, окажет медвежью услугу. А вот падение рубля и рост цен на импорт могут помочь вполне, особенно если правительство в этих условиях не откажется от обещаний инвестировать в крымский винный сектор.
Несколько лет назад только и разговоров было, что о возвращении винной Грузии. Опасались тогда и виноделы Кубани, и импортеры чилийских вин, массово зашедших на наши полки в годы грузинского отсутствия. В итоге даже Абхазии место осталось: любителей изабеллы в стране по-прежнему много, ну а Чили не подвинешь просто никогда, раз уж участники недавней встречи наших президентов заявили, что «страна Луиса Корвалана и чилийского вина не может не быть нашим стратегическим партнером».
В итоге Грузия заняла свое место для ностальгирующего по хванчкаре поколения, для любителей кавказской кухни и необычных вин в квеври, наконец, для возвращающихся из этой гостеприимной страны туристов. Чуда не произошло, и больше ни одна страна и ни один регион не смогут заявлять, что напоят своим винами всю Россию.
К сожалению или к счастью, но наш рынок стал очень сложен и диверсифицирован. Найдется место всем, и, независимо от воли государства, все более позитивен по отношению к отечественным винам наш потребитель. Значит, найдется место и Крыму — не на волне «помогите своим», а на волне качества, не на фоне продавленных сверху квот в винных картах, а на фоне растущего туризма и интереса к самому солнечному и богатому историей уголку нашего Черноморья.

Поделиться этой записью