В воздухе пахнет джазом

В

воздухе пахнет джазом и немного морем. Легкие порывы ветра доносят ароматы еды и вот-вот Искандер начнёт угощать гостей своим фирменным пловом, за которым стоит уже очередь. Милые девушки с экзотическими причёсками сервируют стол с закусками, но до начала концерта есть возбраняется, прям как в детстве, когда старшие пекут куличи к Пасхе и ты ждешь с вечера четверга до утра воскресенья что бы попробовать самые вкусные в мире куличи и пасхи.

Партер начинает заполняться уже за 30 минут до начала концерта, так как там нет особых мест для особых людей, там все люди особые. Там можно встретить разных людей, от труженика полей до президента – но всех их объединяет одно, – любовь к джазу и интеллигентность. За весь фестиваль я не смогла заметить ни одного конфликта, все мило улыбаются и каждый раз вежливо спрашивают соседа:

Не занято ли место рядом с Вами?
07-min
06-min
04-min
03-min
02-min
01-min
08-min

Коктебель – уникальное место с неповторимой природой, множеством эндемичных растений и животных, имеет, как это модно выражаться, бэкграунд. Эта бухта изначально притягивала творческих людей благодаря Максимилиану Волошину, создавшему ту самую атмосферу Коктебеля.

Увы, не всё так идеально, как описано выше… Экологическая катастрофа, которую переживает Коктебель, страшна. Страшно также то, что местных предпринимателей вполне устраивает сложившаяся ситуация, когда из города они выкачивают деньги, а вкладывают у себя дома. У многих бизнесменов Коктебеля родина на Украине. И они, что вполне нормально, хотят благополучия для своей страны, своего родного города или села. Здесь же они «рубят бабло» три месяца в год, постепенно загоняя ситуацию в поселке в тупик.

Это сильно сказывается на уровне и качестве услуг точек общественного питания, в том числе кафе «Морячка», которое обслуживало VIP-гостей фестиваля.

09-min
05-min

Увы, и ах, но культура гостеприимства находится на уровне «шальных» 90-х. Взымается оплата за обслуживание, что неприятно гостю. Кухня в ужасном санитарном состоянии, и это мог оценить каждый гость и артист фестиваля, прогуливаясь до уборной, которая находится в смежном с кухней помещении. В моем понимании кухня – это святая святых любого ресторана, коих в Коктебеле ноль целых ноль десятых. Проще говоря – их НЕТ. Ни одно заведение не соответствует нормам российского законодательства. При Украине были несколько другие ГОСТы и СанПиНы, но мы уже живем в новой великой стране (если кто-то забыл, она самая большая на всем земном шаре!), где исключений своему куму, брату, свату не будет. Сразу на ум приходят слова Задорнова:

А у нас Украина такая маленькая, что все друг друга в лицо знают.

Социальная ответственность бизнеса, ответственность за свой уголок — вот к чему призывают организаторы фестиваля. Когда-то, в украинские годы, именно Koktebel Jazz помог отремонтировать находившийся в ужасном состоянии Дом Волошина. В наше время организаторы планомерно помогают школе, Дому Культуры… Дмитрий Киселев тратит на эту помощь немалые личные средства. Об этом мало кто знает.

Коктебельские детский сад, школа, много лет строящийся храм во имя иконы «Утоли моя печали» — все это требует помощи таких вот меценатов, которых в курортном городке почти нет. А ужасного вида тротуары и та самая пресловутая набережная? Проект ее реконструкции  встречает жестокий отпор со стороны владельцев тех самых сомнительных шалманов, перекрывающих морской вид и сам морской воздух.

И все же мы, делающие в Крыму фестивали, винные курсы, приглашающие в этот уголок лучших российских виноделов и экспертов верим: Коктебель возродится. По большому счету, без этого не будет ни возрождения Крыма, ни всей (как это ни пафосно) нашей России. Потому что ее культуру и историю нельзя отдавать на поругание шашлычникам и лавочникам.

Поделиться этой записью