«Русская Игра-4». Сухой остаток

Мои впечатления от конкурса «Русская игра» и развития категории игристых вин России.
Что выберет потребитель по итогам конкурса?

О

рганизовывая что-либо, ты неизбежно лишаешь себя радости участия. Так вышло и у нас 16 декабря во время очередного конкурса «Русская игра».

С одной стороны, в Севастополе было легче: мы пользовались организационным (и на сей раз, финансовым в отсутствие спонсора) ресурсом «Лаборатории вина». Волонтерами выступили студентки 3-го курса и 4-го курса кафедры журналистики Филиала МГУ, а команда отеля «Аквамарин» оказала неоценимую поддержу в организации площадки.

С другой стороны, мы слишком усложнили конкурс в пользу его прозрачности и зрелищности. Параллельная подача образцов жюри и зрителям, трансляция голосования жюри на экран – все это требовало дополнительных усилий.

Наблюдая за ходом конкурса и комментируя его зрителям, удалось попробовать все представленные вина. Особенность нового открытого формата голосования в том, что зрители могут если не оспорить, но как минимум обсудить то или иное решение жюри: в этом безусловная привлекательность такого формата. За это мы и будем его продолжать, и еще обкатаем в 2018 году до нового конкурса.

Еще раз напомню, что конкурс с выдачей дипломов, рейтингов, медалей любых видов – для меня не самоцель. Виноделам это интересно, они любят собирать дипломы и награды, ничем не отличаясь от родителей, болеющих за любимых детей во время республиканской олимпиады. Это нормально и естественно, как и радость одних, и огорчение других. Мне интереснее проследить за тенденциями в национальном вкусе, в производстве, в росте (или падении) его качества, наконец, в том, как вина отражаются в восприятии тех, для кого они созданы. Потребителей, журналистов, сомелье. В общем, нас с вами.

В этом плане «слепая» дегустация с прямой трансляцией ее итогов максимально честна. Член жюри изолирован от авторитета этикетки, бренда, знакомого винодела (российский рынок пока мал, и все мы знаем друг друга). Председатель комиссии и организаторы изолированы от желания пересудить, передегусировать, завысить или занизить балл, если он кажется несоответствующим положению винодельни на рынке и ее заслугам. Дальше вопросы могут быть только к компетентности жюри. Именно поэтому мы приглашали в 2017 году и приглашаем впредь в жюри представителей самих виноделен. Возможно, это неправильно, но слишком уж недолюбливают наши виноделы наших же сомелье. Состав жюри конкурса «Русская игра» будет и впредь «многоконфессиональным».

10-min
09-min
07-min
05-min
03-min
02-min
01-min
Слева направо: Александр Берёзов, Карина Согоян, Максим Ткачиборода, Владимир Бельмас, Алексей Акчурин, Надежда Косенко
04-min
06-min

Несколько моих личных наблюдений:

  • Невероятный успех дозаж зеро и экстра-брютов. Четыре вина из первой пятерки – именно такие. Еще год назад я констатировал, что это опасное поле для виноделов. «Голое» вино, не приукрашенное дозажным ликером, должно быть очень чистым и тонким, чтобы победить. Оказалось, что Cock t’est belle, «Сатера» и «Фанагория» на это способны. И здесь (внимание!) можно проследить постепенное развитие вкуса в игристых винах к экстрасухим, кислотным и очень тонким. Российский тренд соответствует мировому.
  • А вот дальше в итоговой таблице разместились полусухие и полусладкие. Разумеется, эта таблица условна, резервуарные не сравниваются с винами, полученными шампанским методом, и получают свои номинации. Но в итоге полусухое «Фанагории» и полусладкое «Севастопольского винзавода» получили достойные 84,5 балла, немного обогнав большую группу брютов. Национальный вкус к полусладким и полусухим жив.
  • Максимальный балл у наших игристых по-прежнему не переваливает за 90 из 100. В этом году он несколько выше – 89,0 у Cock t’est belle больше, чем 87,2 у «Темелиона» в 2016 году и таких же 87,2 (что интересно!) у «Темелиона» подегустированного в 2015 году. Только в 2014 году розовое «Темелион» 2010 года получило 89,3 балла – это абсолютный лидер всех конкурсов. Обязательно сделаем сводную таблицу по хозяйствам и винам за все 4 года.
  • Лучшим игристым стало вино Cock t’est belle – но оно пока вне рынка, в том числе и молодой миллезим 2016, занявший третье место. Получается, что лидером, доступным на полках, остается брют «Темелион», но на сей раз не в розовой версии, а в белой. А вот из широко доступных на полках лидирует дозаж зеро «Эссе», а за ним экстра-брют «Фанагории». Немного уступили белая «Балаклава» и «Новый Свет Шардоне Кюве де Престиж». Далее можете самостоятельно сопоставить доступность этих вин на полках вашего города. Это и есть де факто народные марки нашей дегустации.
  • Последнее и самое удивительное. Низкие баллы «Нового Света» за «Золотой Рислинг Крыма» и «Пино Гри». Я наблюдал удивление зрителей особенно по поводу «Золотого рислинга», которое в 2016 году я же называл «игристым года». В чем причина? Вероятно, рислинг потерялся на фоне вин «Сатеры» и «Лефкадии», у которых был совершенно иной сортовой состав. Пино гри, насколько известно из оценок жюри, недооценили за слишком тонкий розовый цвет. К слову, оценки и комментарии жюри хранятся в «Лаборатории вина», мы можем их предоставить по запросу любой винодельне. Публиковать все вряд ли есть смысл.

Вернемся к «Новому Свету»: лично мне, как организатору, обидно за низкие баллы легендарной винодельни. Но такой выбор был у этого состава жюри. Кстати, триумфатор конкурса Илья Волошин учился и консультировался именно в «Новом Свете» у Людмилы Семеновны Задорожной, и очень тесные отношения с коллективом этого великого предприятия поддерживает и по сей день. Так что школа «Нового Света» по-прежнему на высоте.

Еще раз напоминаю дату следующего конкурса: 15 декабря 2018 года. Готовьтесь заранее, присылайте вина и делегируйте участников жюри! «Русская игра — 5» будет еще более открытой и фееричной.

Фото: Анастасия Бессараб

Поделиться этой записью