Русская пробка

История самого любопытного эксперимента советского виноделия

Вообще в мире крайне мало вещей, о которых мы действительно что-то знаем. В большинстве случаев нам только кажется, что мы знаем.

Харуки Мураками - «Охота на овец».
В

1964 году профессор В.М. Лоза, профессор А.А. Мержаниан, представлявшие Краснодарский технологический институт и представители заводоуправления «Абрау-Дюрсо» Э.Я. Клоц и Я.И. Тамоян скрепили своими подписями отчет «О влиянии полиэтиленовой пробки на качество бутылочного шампанского».

Ученые мужи и производственники писали: Наблюдения показывают, что при укупорке бутылок во время тиража полиэтиленовыми пробками после трехлетней выдержки шампанское получается более низкого качества, чем при герметизации бутылок корковыми пробками.

Корковые пробки применялись в СССР для лучших вин

Корковые пробки применялись в СССР для лучших вин

Нежелательные явления потери углекислого газа и проникновение воздуха при укупорке полиэтиленовыми пробками происходят медленно, но начинаются сразу после тиража. При укупорке корковыми пробками эти явления возникают через 2-3 года, когда пробка начинает деформироваться и приобретает форму «гвоздя».

Средняя дегустационная разница была 0.3 балла в пользу корковых пробок (по десятибалльной шкале).

И поскольку ученые понимали, что перейти немедленно и полностью на корковую пробку в технологических операциях было невозможно, по целому ряду внешних и внутренних причин исследователи рекомендовали изменить конструкцию тиражных полиэтиленовых пробок с таким расчетом, чтобы они обеспечивали такую же газовую герметизацию, как и корковая пробка.

Этот узкоспециальный отчет был красивым погребальным венком от советского виноделия на могилу мощного проекта, нереального по изяществу замысла и оптимистичного, полного безудержной веры в силу русского человека. Грандиозного проекта, о котором не трубили газеты и не свистели соловьями певцы с эстрады.

За мною читатель! Поговорим о пробке. О советской корковой пробке, пригодной для виноделия, как бы ни смешно это звучало. Пролистывая каталоги библиотек, любопытный может найти записи о наличии странных книг и журнальных статей:

  • Правдин Л.Ф. Пробковый дуб и его разведение в СССР. М.-Л. Изд-во АН СССР 1949г. 268 с. + 1 карта-вкл. Мягкий (бумажный) переплет, увеличенный формат. Содержание: Глава I. Пробковый дуб как ценное техническое растение. Глава V. Разнообразие форм пробкового дуба на Кавказе. Глава VII. Двадцатилетний опыт разведения пробкового дуба в СССР (1929-1949 гг.). Глава VIII. Агротехника пробкового дуба.
  • Виноградов-Никитин П. З. Опыты по культуре пробкового дуба на Апшероне и Ленкорани.
  • Воронов Ю. Н. Краткий обзор Закавказских дубов, в связи с проблемой пробки
  • Зак Б. Очерк состояния и развития в СССР культуры пробкового дуба и других пробконосов до организации бюро по пробконосам при ВСНХ.

Даже этот примерный список дает представление о существенных работах. Бюро по пробконосам при ВСНХ! Власть и деньги в одних руках. ВСНХ [вэ-эс-эн-ха] — Высший совет народного хозяйства (1917—1932). И если внутренняя борьба внутри ВАСХНИЛ — Всесоюзная академия сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина, между генетиками и дарвинистами стала широко известна и закончилась эта дискуссия для проигравшей стороны лагерями и ссылками, то «пробочники» тихо делали свое дело – насаживали в промышленном масштабе пробковые леса и при этом подчинялись напрямую ВСНХ.

Тема исследования абсолютно темная, попробуйте найти материалы этого бюро. Скажу более, существовала даже «глухая» по доступности документов организация Экзотлес, государственная специальная контора по разведению и эксплуатации ценных и экзотических древесных и кустарниковых пород. О НКВД и СМЕРШЕ можно найти тысячи и сотни тысяч ссылок и документов, а о Министерстве вкусовой промышленности и Экзотлесе – буквально единицы, и ссылки столь незначительные по содержанию, что становится очень интересно, что же скрывалось за этими неброскими вывесками.

Однако, дошло в каталогах до прямых указаний на наличие сформированного пробочного производства. В справочнике Экзотлеса за 1930 год Меликов Г. дает обзор: «Наша пробочная промышленность», стр .13-24.

Многие советские вина последних лет укупоривались пластиком - пробковое произвдство загубили

Многие советские вина последних лет укупоривались пластиком — пробковое произвдство загубили

О влиянии Экзотлеса можно судить по косвенным признакам, как древние греки судили по когтям льва о самом льве. Самый крупный парк Сочи — Дендрарий НИИ горного лесоводства и экологии леса. В 1924 году его передали Сочинской многоопытной станции в истинном качестве парка; в 1926 году на его базе организуется отдел натурализации и акклиматизации деревьев; а с 1929 года он переходит в правление Экзотлеса. С 1935 года это Опытно-показательный парк Общенародного Комиссариата Лесного национального хозяйства СССР, а в 1944 году на его базе организуется Сочинская научно-исследовательская многоопытная станция субтропического лесного и лесопаркового хозяйства (СочНИЛОС).

Зачем же нужен был Экзотлес? Все дело в пробке.

Нужда в корковой пробке для винной промышленности появилась с развитием самой винной промышленности. В своей статье «Брюсов» В. Ф. Ходасевич, отмечает, что дед Брюсовых по имени Кузьма, родом из крепостных, хорошо расторговался в Москве. Был он владелец довольно крупной торговли. Товар был заморский: пробки.

Дату начала торговли пробкой раскрывают составители сборника повестей и рассказов В. Брюсова в примечаниях к повести «Обручение Даши». Они утверждают, что Кузьма Андреевич Брюсов в 1844 году выкупился у помещицы из крепостного состояния и стал преуспевающим купцом, занявшись прибыльной пробочной торговлей. Очевидно, чтобы в 1844 году такая торговля стала прибыльной, должно было пройти не менее 20-25 лет. Надо полагать, что массово пробку в Россию стали завозить в 20-х годах XIX века.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона «Россiя» (1898) в экономическом отделе помещается заметка:

Производство изделий из пробки постепенно начинает развиваться и принимает большие размеры, хотя оно основано исключительно на переработке иностранного сырья. Число фабрик этого рода в 1896 г достигло 27, производительность их — 6383 тыс. руб., число рабочих — 4947; здесь применены все технические усовершенствования.

Далее отмечается, что, например, в 1897 г. завезено сырья 912 508 пуд., на 3186 тыс. руб. из Португалии, Франции, Испании и Германии.

Тогда же, в первой половине 19-го века, начались и опыты по насаживанию пробковых дубов в России.

В Никитском Саду сохранились около 80 пробковых дубов, разведенных еще в 1819 году по распоряжению графа Румянцева из португальских желудей. В Отрадной, близ Гагр, сохранилось 500 дубов, посаженных принцем Ольденбургским, лет 30 тому назад. В Агудзерах (Сухуми) насчитывается 265 пробковых дубов, в возрасте 30 лет, посаженных из желудей Никитского Сада Н.Н. Смецким. По инициативе Я.С. Медведева, также около 30 лет тому назад, разведены из французских желудей пробковые дубы под Кутаисом. Здесь сохранились 1187 дубов. Затем, отдельные пробковые дубы можно встретить в Алупке, Зугдиди, Чакве, Тифлисе.

пишет Э.Э. Керн в 1929: ученый, посвятивший себя пробковым лесам.
Пробковые дубы в Никитском ботаническом саду

Пробковые дубы в Никитском ботаническом саду

В 1927 году Э.Э. Керн побывал во Франции, а в 1930 году в Португалии, изучая опыт выращивания пробковых дубов. Результатом этих поездок стали многочисленные научные труды. Среди них: «Пробка и пробковый дуб», 1928г., «Пробконосы и проблемы пробки. Достижения и перспективы» 1929 г., «Бархатное дерево» 1931 г., в которых он подвел итоги кропотливого и многогранного исследования коры бархата амурского (Phellodendron amurense Rupr).

Бархат амурский — естественно произрастающий пробконос на Дальнем Востоке. Он был выбран специалистами для создания собственной сырьевой базы пробковой корки. Общее резюме: «кора бархатного дерева может найти себе применение как суррогат пробки».

В 1929 году специальным постановлением были одобрены работы по заготовке коры амурского бархата. Более того, в 1932 году была выпущена Директива ЦКК РКИ «О переводе на практические рельсы промышленного использования коры бархата и ускорения исследовательской работы по изучению ее свойств», в соответствии с которой был наложен уже категорический запрет на импорт пробки, кроме как укупорочной.

Весной 1930 г. было заложено 111 га культур пробкового дуба, за 1930 – 1956 гг. – 1200 га, из которых к началу 60-х сохранилось около 570 га. Культура пробкового дуба высаживалась на Черноморском побережье Кавказа, на участке от Адлера до Лазаревской протяженностью около 80 км, углубляясь от берега до 4 км. В возрасте 20 лет в этих климатических условиях пробковый дуб достигал 15 м высоты и 30 см в диаметре. «Плодоносит» пробковый дуб ежегодно с 15 лет, хорошо возобновляется порослью.

Можно было применять прививки пробкового дуба на листопадные дубы. Прививки служили одним из методов продвижения культуры пробкового дуба в более северные районы за счет влияния листопадного подвоя на привой. Прививки 1938 г. на Кудепстинской плантации в 1954 году дали первичную кору, которая по техническим качествам не отличалась от коры корнесобственных дубов того же возраста.

Пробковый дуб в наших условиях оказался культурой капризной, много шишек набили ученые, пока добились первых результатов.

Пробковый дуб в разрезе

Пробковый дуб в разрезе

Посадка 1929 года и посев тунисских желудей в 1930 году полностью погибли. Посев полученных из Гагр предварительно стратифицированных желудей, произведенный в 1931 году, также не удался, хотя полевая всхожесть желудей оказалась около 90 %. Не лучше результаты дали опытные посевы 1930-31 годов пробкового дуба в Никитском ботаническом саду: 1559 желудей, выписанных из Алжира, к концу вегетации дали только 97 экземпляров сеянцев. Выращенные в ящиках дубки, несмотря на периодические поливы, погибли. Оставшиеся на зиму живые дубки сильно пострадали от мороза. Погибла также посадка сеянцев, выращенных в горшках. Несколько лучшие результаты получились от прививки черенков пробкового дуба на пушистом дубе (из 318 прививок принялось 21).

Война приостанавливает опыты с пробковыми дубами, без ухода многие посадки погибают, другие чахнут.

И все же труды не пропадают даром. В начале 50-х годов в районе Сочи плантации европейского пробкового дуба (около 142 га ) ежегодно дают 50-60 т. пробки, общий выход свежеснятой пробковой корки с 1 га двадцатидвухлетнего насаждения, произрастающего в условиях свеже-темносерых лесных суглинистых почв (Фастовское лесничество) составил 450 кг. Часть сырья использовалась в качестве пробки для винных бутылок (бархатная и полубархатная пробка, памятная виноделам с большим стажем), а отходы коры пробкового дуба вспенивались и прессовались в шумо- и теплоизоляционные плиты для военной техники и в бытовых целях.

Хорошие результаты дали опыты по культивации амурского бархата на Украине и в Прибалтике. Специалисты лесохозяйства рапортовали: в Приморском крае имеется 91 000 га естественных молодняков с участием бархата, которые рубками и уходом можно превратить в плантации пробконоса.

Кончилось все очень грустно. Рассчитанный до 1965 года сталинский план преобразования природы был свернут уже в 1956-1959 годах. Многие лесополосы были вырублены. И, если новейшая история нашей страны переполнена упоминаниями о десятках гектаров уничтоженных виноградников при Горбачеве в последние годы существования СССР, то про сотни тысяч гектаров леса, погубленных в 1960-е годы, почему-то никто не вспоминает. Между тем, 570 лесозащитных станций, созданных в 1949-1955 годах, были по указанию Хрущева ликвидированы…

Никита Сергеевич остановил развитие пробковой промышленности Союза

Никита Сергеевич остановил развитие пробковой промышленности Союза

Ликвидированы и стации, занимавшиеся пробковым дубом. Успехи химической промышленности в конце 50-х и начале 60-х годов прошлого века, а частности разработка компанией БАСФ в 60-х годах прошлого столетия материала, который был назван EPS (expanded polystyrene foam) в быту — пенопласт, дали Хрущеву основания полагать, что пробковая кора как звукоизолятор и утеплитель отошла в прошлое.

А что вино? А вино можно закрывать и полиэтиленовой пробкой. На этом и порешили. Пробкопереработка в Приморье и на Кавказе была уничтожена решительно и бесповоротно, без малейшего шанса на возрождение. Прошли десятилетия.

Но доныне в горах Северного Кавказа, близ Сочи, в Абхазии, в Грузии, санатории и здравницы, гостиницы и частные отели в завлекающих буклетах и путеводителях упоминают как о чуде сохранившихся рощах пробкового дерева. Упоминают как о местной достопримечательности, совершенно забывая о том труде, положенном советскими людьми на создание плантаций пробкового дуба.

Забывают о попытке создать полностью независимое отечественное виноделие.

Поделиться этой записью