Международный винный вызов

В

этом году мне в шестой раз посчастливилось быть судьей международного конкурса вин «The International Wine Challenge» (IWC), проходящего в Лондоне. Для меня это один из самых важных профессиональных опытов в работе. Хочу рассказать о конкурсе и участии в нем поподробнее.

Начнем с того, что дегустационный конкурс IWC является одним из старейших в мире и крупнейших по количеству представляемых на судейство вин. По этим параметрам с ним могут сравниться только International Wine & Spirit Competition (IWSC) и Decanter World Wine Awards (DWWA). Последний только по числу вин-участников, ибо основан он в 2004 году и явно не является старейшим.

Во всех трех перечисленных соревнованиях участвуют несколько десятков судей, а иногда и сотен.

Как работают судьи на конкурсе IWC

За полгода до конкурса IWC рассылает письма-приглашения людям, которых они видят судьями в этом году. Конкурс длится две недели в апреле, и каждого судью просят указать в ответе, в какие именно дни он сможет участвовать в работе. С прошлого года в связи с большим количеством образцов, а также из-за того, что многие виноделы-участники из Нового света предпочитают, чтобы их вина оценивали не только в первом, но и во втором полугодии, конкурс разделился на Tranche 1 (ноябрь) и Tranche 2 (апрель).

03

Каждый день на конкурсе дегустируют 100-120 человек. Они разделены на группы по 4-5 человек, где есть младший судья associate judge (как правило работающий на IWC впервые, при этом, кстати, может быть опытным профессионалом), судья judge (уже имеющий опыт работы на конкурсе), старший судья senior judge (как правило известный серьезный специалист, имеющий вес в международной винной среде) и старший группы panel chairman. В этом году среди 23 panel chairmen были Джейми Гуд, Джон Ворончак и другие эксперты с мировым именем. В разные годы капитанами были Нил Мартин, Роберт Джозеф, Лиза Шара Холл и другие всемирно признанные специалисты. Panel chairman руководит работой группы, выставляя общую оценку каждому вину, причем стиль здесь у каждого свой: кто-то выводит «среднее арифметическое» из оценок всех участников группы, другие принимают во внимание оценку каждого судьи, деля важность вклада в общий балл по статусу судьи — senior judge имеет больший вес, нежели judge или associate.

Оценки по каждому вину и сами вина попадают к пяти главным председателям, которые еще раз «проходят» эти образцы, имея весомое право внести свою коррективу. Пятеро главных судей конкурса — это один из основателей конкурса IWC Чарльз Меткалф, известный писатель, журналист, медиа-персона Оз Кларк, известный критик Тим Аткин MW, Питер Маккомби MW и Сэм Хэрроп MW.

Каждый из 13 дней конкурса (9 дней в апреле и 3 дня в ноябре) каждый судья попадает в новую группу со своим panel chairman и остальными судьями, поэтому за все время конкурса все успевают друг с другом поработать в команде. А если несколько лет судишь на конкурсе, то тебя уже хорошо знают. Все люди разные, с разных уголков планеты, разной профессии, образа жизни и мыслей. Большинство из них работает в виноторговле, много владельцев винных бутиков, немало журналистов, преподавателей винных школ. Меньше всего, наверное, виноделов. С одной стороны, это и понятно: в их непосредственной каждодневной работе знания вин других регионов мира наверное нужны чуть меньше, чем виноторговцу или преподавателю. Тем не менее виноделов с каждым годом всё больше.

Как стать судьей

В первый раз дегустатор становится судьей по собственному запросу с резюме и рекомендации как минимум одного senior judge конкурса IWC. В анкете нужно указать какой-либо международно признанный диплом, например, WSET. Совершенно не обязательно, чтобы каждый эксперт пожизненно участвовал в судейской работе. Дело в том, что каждый год состав судей и даже panel chairmen пересматривается. Как это происходит?

Во-первых, после каждого дегустационного дня руководство конкурса просит всех заполнить специальную форму, в которой нужно оценить всех участников команды, включая старшего судью группы: уровень знаний, умение определять пороки вин

(«один раз уловил редукцию, зато постоянно пропускает пробковый тон»),

постоянство качества дегустационного анализа

(«не понимает, что легкая редукция для одного стиля может быть приемлемой, для других — по сути пороком»),

способность работать в команде, коммуникационные навыки. То есть, например, можно быть знающим серьезным экспертом, но при этом быть неприятным человеком, снобом и тому подобное. Анкеты сдаются в конце дегустационного дня. Естественно, если негативные отзывы в отношении кого-либо будут повторяться, то в следующем году такого специалиста просто не пригласят.

02

Получается, на каждого судью руководству конкурса поступают десятки характеристик! Самое важное слово о каждом судье говорит старший группы. Кроме того руководством конкурса внимательно анализируются оценки всей группы: допустим, если все поставили «золото», а кто-то один ставит «бронзу», и такие «выстрелы в воздух» происходят регулярно, то в отношении такого судьи будут сделаны выводы. Кроме того, капитан команды указывает в анкетах участников, возможно ли их продвижение в плане повышения судейского статуса: от associate judge до judge и так далее.

Зачем я так подробно об этом рассказываю? Для того, чтобы подчеркнуть: краеугольным камнем на IWC является качество судейства. Этот конкурс, в отличие от большинства других, не является представительским, когда в состав судейской коллегии просто приглашаются серьезные эксперты, люди с именем и каждый судит сам по себе, выставляя собственные оценки. Кто как при этом судит, насколько его видение отражает современные реалии, насколько судья в курсе нынешних стилей и направлений в виноделии, насколько широк и обновляем его профессиональный кругозор, насколько точно он идентифицирует проблемы в вине и многое другое — всё это подвергается глубокому анализу на IWC. Я уже не говорю про тренированность, уровень концентрации и прочее.

Как оценивают

Одним словом, один раз случайно попасть в состав судей можно, второго случайного раза точно не будет — система сама себя моделирует, обновляет, лечит и вносит свежую кровь. Все последние 30 лет своего существования.

IWC_Tasting_Barbican

Все вина дегустируются вслепую, то есть каждый образец закрыт в непрозрачную пленку, через которую нельзя увидеть, кто производитель данного вина. Всем образцам присвоен кодовый номер. Вина на суд экспертов представляются флайтами — наборами из 2-13 позиций, объединенных, как правило, одним сортом винограда и регионом производства: например, новозеландские пино нуары или чилийские совиньон бланы. Белые вина чередуются с красными, игристые со сладкими, чтобы дегустаторы не уставали от какого-то одного типа образцов, за этим чутко следят организаторы конкурса.

Конкурс проходит в 2 тура: отборочный и медальный. Во время первого этапа (как правило, 2/3 всего времени дегустационного конкурса) задача судей поставить в окошке напротив номера вина одну из трех видов оценки: «O» (out), «C» (commended) или «М» (medal). Даже не нужно писать дегустационных характеристик образца, достаточно указать, проходит ли вино отбор или нет. Если да, то оно попадает на второй тур конкурса, где уже полученная «М» становится «В» (bronze), S (silver) или G (gold). Если нет (то есть «О» или «С»), вино выбывает из «гонки». Все вина «О» и «С» попадают на стол к пяти председателям конкурса, где они еще раз проходят дегустационный анализ на предмет ошибок судейства.

Какие бывают ошибки? Да любые! Несмотря на правильную укомплектованность групп судьями разного уровня и опыта, случаются всякие казусы, когда вся группа как-то негативно восприняла образец или (что чаще) не решилась поставить оценку выше, когда вино этого явно заслуживало. Дегустационный анализ всё-таки достаточно субъективная вещь, плюс никто не отменял прямое или косвенное влияние одних участников на других. Для того, чтобы избежать этого, председатели конкурса переоценивают все «отвергнутые» вина еще раз. То есть по сути если вину дали «О» или «С», то это никак не могло произойти случайно, намеренно или из-за недостатка квалификации судей. Напомню: главное на IWC — качество судейства. Во время первого тура судьи пробуют в среднем 110-130 вин за один дегустационный день.

Хотел бы подробнее остановиться на сути и истинном смысле выставляемых оценок первого тура.

04

Если поставлена оценка «О» (out), то вино сразу выбывает из конкурса по какой-то вполне определенной причине: сероводород, глубокая окисленность, продукты действия Brettanomyces, пробковый тон, обусловленный наличием трихлоранизола, всякого рода синтетические и другие посторонние тона. То есть это совершенно некондиционный образец, который никак не может дальше участвовать в дегустационном конкурсе. Точка.

В случае, когда судьи ставят «С» (commended), подразумевается, что вино в целом соответствует заявленному сорту, году урожая и региону производства. Просто оно не заслуживает никакой медали. Говоря простым языком, с вином всё в порядке, оно совершенно нормальное, только в соревновательный гонке оно состязаться не может. Собственно говоря, в этом случае производителю вина особо нечем гордиться.

Если стоит буква «М», то вино проходит во второй тур, для того, чтобы состязаться дальше. На этом этапе судьи должны не только поставить одну из трех возможных оценок («В», «S» или «G»), но и сделать подробное описание образца профессиональным языком и разборчивым почерком. Второй тур проходит более спокойно, вдумчиво, и количество образцов в день редко превышает 80.

Все «медальные» вина еще раз пересматриваются председателями конкурса, чтобы отсечь все возможные казусы и ошибки. Получается, что каждое вино, прошедшее во второй этап, независимо от оценки дегустируется 4 раза за весь конкурс разными командами! Таким образом, финальная оценка по сути идеально отшлифовывается двухнедельной работой нескольких десятков экспертов со всего мира. Возможно, поэтому этот конкурс и является самым крупным в мире — ведь виноделы-участники точно знают, что их вина оценят на самом высоком уровне, строжайшим образом и учтут все нюансы и детали.

Поделиться этой записью