Слово Президента

Союз виноградарей и виноделов России подводит итоги года.  Слово Президенту СВВР Леониду Львовичу Поповичу.

 

Виноградарство

Леонид Попович

В России за 2017 год заложили порядка 5000 га виноградников. Второй и даже третий год подряд мы высаживаем виноградников больше, чем корчуем (необходимая норма для сохранения баланса 2500 га в год). Но пока и эта цифра далека от 10 тыс. га, которые нужны нам по программе развития виноградарства Минсельхоза. Проблема недостатка саженцев остается, но появление питомника «Кубань-вино» — уже очень хорошая новость, если заработают еще один – два питомника в будущем году, и развитие в этом направлении тоже улучшится.

Виноделие

По итогам 2018 года мы видим откат в балансе продаж российского вина и импортного. Если мы могли на падении рубля достичь доли  80%  российского вина на рынке, то в этом году импорта будет уже наверняка больше  30% . Это плохо для наших производителей, в том числе потому, что подобное отыгрывание позиций происходит особенно  явственно в низкой ценовой категории. Это касается группы населения, которая не может себе позволить вин дороже 300 р, то есть самого массового сегмента рынка. В этой ценовой категории российское вино пока проседает. Нам нужно активнее продвигать свои вина, обращаясь к государству за поддержкой.

Здоровый протекционизм в пользу своих производителей – нормальная мера для любой страны.

В следующем году нужно жестко зафиксироваться на этом балансе и думать, как запустить маятник в обратную сторону. Промолчим про коньяк, не хочется комментировать структуру этого сегмента рынка. Скажу только, что есть производители полного цикла, выращивающие виноград, дистиллирующие и вино и производящие из своих дистиллятов коньяк. Пока их 6-9 на всю страну.

Винные напитки

Основной рост этого сегмента был в 2016 году, в минувшем наметилась стабилизация. Скажем так, производители уже собрали потребителей, которым нравится экспериментировать со вкусом, искать в напитке что-то «не винное», необычное. Не исключено, что вскоре они вернутся к классическому вину. Если слушать политиков, в 2018 году у нас начнется рост доходов, и у людей появятся средства на вина: тихие, игристые, ликерные. Хотя для регуляции этого сегмента возможно и изменение акцизов, и создание минимальных цен. Разумеется, мы желаем, чтобы все развитие отрасли базировалось на винограде, выращиваемом в России и произведенной из него винодельческой продукции. Не отбрасывая тот момент, что на данном этапе вино России порой происходит из винограда других стран. Пока мы не посадим много своих виноградников, давайте позволим людям пить эти вина, при условии, что это все же именно вино из винограда, пусть даже выращенного в другой стране.

Выставки и дегустации

Уже оформились основные вехи каждого года: «Продэкспо», «Винорус-Винотех», Саммит виноделов. Идет становление «Черноморского форума виноделиия», на подходе новая выставка «Бевиале». Безусловно, упомянем презентацию винного гида Артура Саркисяна, которые из презентации книги превратились в полноценный форум. Выставки и конкурсы показывают по оценками экспертов рост уровня тихих вин, стагнацию уровня игристых. А главное: приятно, что появляется все больше и больше откликов и обсуждений. Но в то же время, если посмотреть непредвзято, замечаешь большое выпячивание каждым самого себя, вместо вырабатывания общих направлений развития виноделия и потребления вина в России. Всем нравится критиковать, но за критикой требуется и предлагать что-то конструктивное. В следующем году нам надо бы перестроить наше сообщество на диалог. Чаще и больше обсуждать возникающие проблемы, обсуждать всестороннее, находя здоровое зерно. Хочется, чтобы обсуждения и в интернете, и на выставках, и на винных сайтах не просто были отдельными мнениями, а становились частью большой дискуссии. В которой люди участвуют из любви к вину. Чтобы неравнодушие к вину объединяло нас, не уменьшая остроты дискуссии.

Споры не должны нас разобщать. Результатом этих споров должно быть нахождение общей объединяющей платформы.

Возьмем интересы сомелье. Это, прежде всего, ресторанный сектор, то есть 5-7% потребления вин. Остальное потребляется вне ресторанов! Значит, надо слышать голоса кавистов, оптовиков, которые продают то же полусладкое вино. На сегодня это, как правило, вино плюс концентрированный сок. И это то, что нравится 60-70 % покупателей, которых мы не имеем права списывать со счетов. Мы продолжим работу на конкурсе «Южная Россия»: в 2017 году мы создали отдельную категорию для подобных вин. Пока же на конкурсах соревнуется лишь элита! А нам надо больше внимания и масс-маркету. Естественным откликом производителей на подобное внимание будет улучшение и вкуса, и аромата эти вин. Хочется, чтобы наша общественность обратилась к тем самым полусладким винам, в том числе с остаточным сахаром, которые появляются все чаще – к полусладким винам высшего пилотажа.

 

Законодательство

Огромный объем работы СВВР вместе с саморегулируемыми организациями виноградарей и виноделов (СРО) и винной общественностью – формирование правовой базы, которая бы нам помогала, а не мешала. Первое чтение «Закона о развитии виноградарства и виноделия в Российской Федерации» прошло в Госдуме этой осенью. Теперь впереди огромная работа, направленная на то, чтобы не потерять хотя бы полученное в первом чтении. Федеральные министерства и ведомства разного уровня увы, не всегда понимают глубину идей и ожиданий виноделов от закона. Чиновники смотрят на виноделие через призму водки. А это кажущаяся простота!

Прогноз о возможной судьбе законопроекта на Саммите виноделов в октябре сделал  С.И. Неверов , руководитель фракции «Единая Россия» в Госдуме. Он обещал: «Будем очень сильно стараться принять закон в первом чтении этой осенью». Обещание выполнено. Прислушаемся ко второму его прогнозу: он предположил, что закон будет принят в этом созыве Государственной Думы. Да, Госдума работает до 2021 года.

Мы мечтаем, чтобы закон был принят в 2018 году. Безусловно, все будут стараться это сделать.

Однако, при принятии закона во втором чтении он всегда претерпевает изменения. Задача винодельческого сообщества – чтобы эти изменения служили только развитию виноградарско-винодельческой отрасли.

Итак, сегодня аккумулируем все усилия отрасли на то, чтобы закон был принят. В дальнейшем же необходимо принять изменения в другие законы, которые регулируют нашу отрасль, включая закон о рекламе. Хотелось бы разобраться со стандартами. В последние годы работа над ними приостановилась, но жизнь идет вперед, и все же нужно создать правильные условия для конкуренции нашего вина и его развития. Чего стоит тот же стандарт по изотопному анализу происхождения вина! В очередной раз нас пытаются проверять вместо того, чтобы помогать. В мире подобные стандарты — защита от подделок, а у нас это система контроля за самими производителям без понимания баланса природных сил на его терруаре.

Последние 3 года мы говорили о раздельном регулировании отрасли, к нам присоединились производители пива. Производителей водки и в этом законе все устраивает, ведь он написан не для нас, а для них. Сегодня вице-премьер  А.Г. Хлопонин  совершенно всерьез говорит о полной реконструкции 171 ФЗ. Эта реконструкция состоит в создании проекта раздельного регулирования алкогольной продукции. Проект неоднократно обсуждался на рабочей группе под руководством заместителя министра экономического развития  О.В Фомичева . Разработкой законопроекта занимается целый ряд общественных организаций, и от нас уже требуют некий проект 171 ФЗ для последующего рассмотрения государственными органами. Эта работа будет идти весь 2018 год. Если мы выйдем хотя бы на  внесение этого законопроекта в Думу, это будет успех.

И самое главное. Призываю представителей отрасли: перестаньте обзывать винодельческую продукцию алкогольной! С поправками к 171 ФЗ от 30 декабря 2014 года мы приобреди свою формулировку – «винодельческая продукция». Нас с вами не волнует водка! Призываю общественность забыть слова «алкогольная продукция», когда мы говорим о виноделии. Уверен, когда мы сами перестанем произносить эти слова, они исчезнут из правового поля в нашем отношении.

«Вино России»
Леонид Попович

В начале 2017 года группа руководителей крупных винодельческих бизнесов начала разработку единого наименования «Вино России». Состоялся ряд встреч маркетологов в течение года. Нам нужно объединить все вина, сделанные в нашей стране, в том числе из нероссийского винограда. Ведь нам противостоят вина Франции, Германии, Италии, которые в том числе производятся из привозного балка. Только объединившись под общим «брендом», мы сможем конкурировать с ними и внутри страны, и за рубежом. На единых стендах наши виноделы уже выступили на «Винитали» в апреле и на выставке в Гонконге в ноябре. Это начало движения в нужном направлении.

Хочу напомнить, что на Саммите в Абрау-Дюрсо  Борис Юрьевич Титов  рассказал о выделении средств на разработку стратегии продвижения продукта под наименованием «Вино России». Одним из крупных маркетинговых агентств эта работа ведется. Эта работа будет продолжена и Союзом виноградарей и виноделов России в 2018 году и в последующие годы.

Винодельческая продукция с защищенным географическим указанием и защищенным наименованием места происхождения

Вокруг винодельческой продукции с защищенным географическим указанием (с ЗГУ) и с защищенным наименованием места происхождения (с ЗНМП) в 2017 году было много спекуляций. Все хотели пиариться, всем нравилось это сочетание. В следующем году пора перейти к серьезному отношению. Что такое винодельческая продукция с ЗГУ — определено 171 ФЗ, национальными и межнациональными стандартами. Но пока практически никто из наших покупателей не знает, что это такое. И пока наши потребители не поймут, для чего мы пишем это сочетание букв на этикетке, они не начнут откликаться рублем. Да, вот именно тогда, когда начнут выбирать бутылку с этими буквами – с ЗГУ или с ЗНМП, — мы и продвинемся в культуре винопития.

Поэтому максимум сил нашим виноделам в 2018 году надо потратить на маркетинг. Каким будет вино с ЗГУ, определяет винодел на предприятии! Нужно позволить виноделам создать этот продукт, продавцам поставить его на полки, маркетологам – убедить его покупать, а потом сравнить и вместе определиться, достигли мы задач или нет. Если нет, то вместе решить, что поменять.

Согласно статистике РАР, вина и игристого вина с ЗГУ в этом году произведено не более 1% от общего объема.
Необходимо хотя бы один или два года производить эту продукцию по действующим правилам, не ужесточая их. Иначе, если будет жесткое регулирование, виноделы начнут отказываться от этой категории и просто производить столовое вино, как и сейчас.

Досадно, когда, рассматривая наши категории винодельческой продукции с ЗГУ, говорят о Франции, Италии. Во-первых, там подобные категории формировались десятилетиями. Во-вторых, любое копирование будет означать наше отставание навечно. Если хотим сделать лучше, надо взять опыт тех стран и сделать у нас лучше! Слепое копирование не даст этого никогда. Западным странам не нужна наша конкуренция. С их точки зрения, мы так и должны оставаться на задних ролях в виноделии мира.

Но я уверен – пророчат нам эту роль те, кто не знает российского виноделия.

Точно так же 10 лет назад многие не выговаривали слов «российское вино» и «красностоп золотовский». А в 2018 году, я уверен, российские виноделы будут продолжать создавать вина, которые докажут высочайший уровень нашего вина.

Поделиться этой записью