Виноделие Астрахани

В

прошлом году как-то незаметно прошел четырехсотлетний юбилей российского виноделия: именно к 1613 году относится первое письменно зафиксированное свидетельство о виноградниках, высаженных в районе Астрахани. Незаметно, наверное, потому, что высаженные 400 лет тому назад в дельте Волги под Астраханью виноградники практически не оказали влияния на дальнейший ход нашего виноделия…

astrakan-kremlin-28

Но, оказывается, история разведения винограда под Астраханью имеет гораздо более глубокие корни. Еще арабский путешественник Ибн-Батута (1304–1377) писал о том, что виноградники росли в Сарае – столице Золотой Орды. В XVII в. в Астрахани виноград высаживал какой-то монах — родом австриец, который был взят в плен еще в детском возрасте, обращен в православие и поселен в монастырь в Астрахани. Лозы ему привезли из Шемахи (современный Азербайджан) персидские купцы. Узнав об опытах монаха, царь Михаил Федорович повелел ему заложить первый виноградник для царского стола. И случилось это как раз в 1613 году. А в 1636 году Астрахань посетил немецкий ученый и путешественник Адам Олеарий, автор книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и назад». Именно от него мы знаем, что в Астрахани по приказу царя Михаила Федоровича был заложен «настоящий сад для двора Государева». В то время сад находился в цветущем состоянии, снабжал царский двор фруктами и виноградом и даже стал примером для других «частных лиц», которые также стали разводить виноградники.

Астрахань

Старая Астрахань

В 1647 году астраханскому воеводе Куракину было приказано выбрать место под виноградник для царя вблизи монастырских садов и – внимание! – засадить его «местными сортами» (т.е. автохтонами!). В своем ответе Куракин докладывал царю, что уже нашел место под виноградник площадью в 30 десятин и посадил там лозы, а также, что выгоднее было бы вместо новых посадок «купить у кого-либо из частных собственников уже готовый виноградник». Царь, однако, приказал продолжать высаживать виноградные кусты. В 1656–1657 гг. к двору были отправлены первые 48 бочек вина, а в 1658 г. — первый урожай винограда «красного в двух кадях 120 кистей, да белого в каде 70 кистей». В том же году воевода Ромодановский выслал ко двору 41 бочку «церковного вина, добытого из царского сада и частью купленного у местных собственников».

Известно, что в 1659 г. казенным виноделием в Астрахани заведовал некий Паскаюнос Падавин, которому было вменено в обязанность обучать виноделию местных «русских людей», чтобы те «могли бы и без мастера вырабатывать хорошее вино».

Еще один путешественник-иностранец по фамилии Штраус, посетивший Астрахань в 1669 году, писал, что тамошние виноградники производят ежегодно 200 бочек белого вина и около 50 ведер виноградной водки.

В 1700 г. Петр I в своей грамоте на имя астраханского воеводы Мусина-Пушкина вменил тому в обязанность

«заботиться о виноградниках, разведенных в предшествовавшие царствования, и насадить новые»,
Астраханская галлерея - особый тип форирования куста

Астраханская галлерея — особый тип форирования куста

для чего из Венгрии выписывались черенки. А в 1722 году тот же Петр I, будучи в Астрахани, «осматривал с особенным вниманием местные виноградники, повелел сделать… машины для и поливки и в свободные минуты сам работал на них». Во главе учрежденной императором «садовой конторы» был поставлен француз Посьет (Possuet), который «развел венгерские и рейнские сортименты и доставил ко двору семь выделанных из них проб вина». Впрочем, пробы эти оказались неважными, о чем можно судить по тому факту, что астраханскому губернатору Волынскому было предписано употребить астраханское вино на выкурку водки, а для вина разбить новые виноградники на Тереке. Однако в целом Посьет, который проработал в Астрахани 37 лет, добился в регионе больших успехов.

Более поздние документы показывают, что в царствование Анны Иоанновны виноградари, выписанные еще при Петре и главным образом вырабатывавшие десертные вина, были уволены. Виноградарство на Нижней Волге стало приходить в упадок, хотя в 1769 году, по описанию русского географа С. Гмелина,

«виноградники частных лиц тянулись в виде сплошных садов» по берегам рек.

Современники отмечали, впрочем, что

«астраханское вино не отличалось особыми достоинствами», но, с другой стороны, «выпивалось начисто».

Астрахань

Астрахань

Этому способствовал, как в России всегда бывало, административный ресурс. Высочайшим повелением от 10 марта 1757 года в Астрахань был запрещен ввоз иностранных вин и предоставлено исключительное право их продажи лишь одной конторе. Другим Высочайшим повелением от 31 августа 1759 года кизлярским казакам и жителям разрешалось ввозить и продавать вина в Астрахани только бочками, но не «в раздроб» (т.е. в розницу).

Делали в Астраханской губернии вино и колонисты-немцы, основавшие в 1764–1776 годах там несколько колоний, среди которых наиболее известной была Сарепта на левом берегу Волги.

Следует упомянуть еще одного примечательного астраханского виноградаря и садовода — серба Ивана Паробича, выписанного императрицей Елизаветой Петровной в 1752 году «для развития пришедших в упадок государственных виноградников и плодовых садов в Астрахани». Паробич высаживал новые сорта винограда и заботился нее только о «государевых», но и о частных садах. При Паробиче сбор винограда в Астрахани достигал 25.000 пудов, из которых делали 20.000 ведер вина, в т.ч. 14.000 ведер белого, а во время посещения города академиком Палласом в 1794 году 330 десятин винограда давали до 50.000 ведер вина в год. Вино частично выпивалось на месте, частично уходило на продажу вверх по Волге. Из производимых вин источники упоминают вина из сорта «кишмиш персидский», других персидских, а также дербентских, французских и венгерских сортов (в т.ч. выписанных из Токая и даже «козьи сиськи» – сорт, встречающийся как в Венгрии, так и на Дону, где известен под названием «пухляковский»), и красное вино типа  Lacryma Christi .

В конце XIX века князь Лев Сергеевич Голицын в одном из своих докладов писал, что царь

Алексей Михайлович в XVII веке «решил создать русское виноделие, и первые виноградники возникли в Астрахани, на острове Черепахове; не та ли причина, что все русское виноделие пошло черепашьим ходом».

А вот более научное объяснение угасания астраханского виноделия: местные твердые глинисто-песчаные почвы с большим содержанием соли в условиях жарких лета и осени требовали постоянного полива; но даже при таком поливе виноград там не давал «сильного и крепкого вина».

Поэтому винодельческие опыты в Астрахани, писал М. Баллас в 1895 году,

«явились делом искусственным, не выдержавшим даже первых неблагоприятных условий».
Нынешнее возрождение виноградарства в объединении Астраханская сады

Нынешнее возрождение виноградарства в объединении «Астраханские сады»

Виноделие там изначально процветало в основном по причине отсутствия конкуренции со стороны других регионов — в основном Терека и Дона, где развитие виноградарства и виноделия в новое время началось позже. Но именно виноделов Кизляра Баллас считал главными конкурентами Астрахани, ослабившими виноделие в этом регионе; упадку способствовали лютые морозы, которым регион подвергся в течение ряда лет в середине XIX века, и появление на рынке крымских и донских вин.

В результате, в 1874 году в Астраханской губернии площадь виноградников составляла всего 92 десятины. Правда, через 11 лет площадь увеличилась до 416 десятин, на которых росли 500.000 виноградных кустов. Но в конце XIX века в губернии преимущественно разводили столовые сорта винограда («толстокожие и скороспелые», по свидетельству очевидцев). Лучшие вина напоминали западноевропейские и продавались по 65 коп. за бутылку; т.н. «простые вина»«красное вязкое, похожее вкусом на закавказское», шло местному населению не дороже чем по 20 коп. за бутылку, а «жидкое красно-фиолетовое — поддельное и подслащенное» вообще по 10 коп. Положение местного виноделия оставалось неудовлетворительным — по причине того, что производимые там вина «изобильно приправляли спиртом, красящими веществами и разными пахучими снадобьями», что дало основание Балласу сделать вывод о том, что астраханские вина –

«положительно вредный напиток».
Сбор винограда в Астрахани начинался в середине сентября. Отдельно давили кишмиш, из которого делали вино типа «го-сотерн» и «венгерские вина» (стоявшие, впрочем, далеко от своих прототипов – пишет Баллас); остальные сорта давили все вместе, отделяя лишь красные от белых. Невыдерживаемое вино поступало в продажу уже в декабре. Столовое вино, известное под названием чихиря (как и на Тереке), быстро скисало. В условиях засушливого климата виноградники нужно было постоянно поливать, но даже в таком случае вследствие солоноватости воды качество вин оставляло желать лучшего.
Использованы материалы книги «Виноделие в России» М. Балласа, т. 1, СПб, 1895.
Таким образом, Астрахань так и не стала началом российского виноделия, и сегодня этот край известен своими прекрасными арбузами и дынями, но не вином (хотя уже можно говорить о талантливом гаражисте Дмитрие Гусеве из соседней Волгоградской области, но это другая тема). В царской же России после Астрахани попытки посадить виноград были даже в Тамбове, Курске и Туле

Поделиться этой записью


  1. Роман 24 Октябрь, 2017 в 12:22 Ответить

    В статье не упомянут граф Бекетов, у которого были виноградники в Черепашке ( ныне с. НАЧАЛОВО. Астраханской обл) Знаменитые черепашинские вина были известны во Франции.

Оставить новый комментарий